Домашняя страницы Поиск Контакты
 

КУНГУР ДЛЯ ЭВАКУИРОВАННЫХ В ГОДЫ
ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


Исход войны решался не только на полях сражений, но и в тылу. В первые месяцы военной перестройки народного хозяйства началось беспрецедентное по своим масштабам и срокам перебазирование фабрик и заводов из западных районов на восток. В течение первого полугодия 1941 г. по железным дорогам страны было переброшено в тыл оборудование 2 593 промышленных предприятий. На новых местах эвакуированные оказывались в труднейшем положении. Не было заводских корпусов для размещения оборудования, не хватало топлива, питания, жилья. Но, благодаря героизму советских людей, перевод промышленности на военные рельсы занял лишь около года. Урал в годы войны давал 40 % всей оборонной продукции страны, и в этом есть небольшая доля Кунгура.
По решению Государственного Комитета Обороны осенью 1941 г. в Кунгур эвакуируется оборудование Одесского, Новокраматорского, Туапсинского механических заводов. Для установки эвакуированного оборудования на Кунгурском машиностроительном заводе пришлось срочно достраивать корпус механического цеха, который был законсервирован ещё в 1935 г. Часть оборудования установили в бывшем сборочном цехе. Достройка нового корпуса была закончена в 1942 г. На строительстве цехов машиностроительного завода работали не только мобилизованные студенты Кунгурского машиностроительного, лесного техникумов, Кунгурского педучилища, но и прибывшие в Кунгур поволжские немцы. Они работали в трудармии, жили в общежитии. Кунгурские машиностроители выпускали для фронта стальные корпуса и головки осколочных мин и снарядов, стальные головки и сопла к снарядам миномёта «Катюша», противооткатное устройство для 76-миллиметровой пушки.
Прибывшее эвакуированное оборудование Витебской фабрики «Красный Октябрь» и 4-й Киевской обувной фабрики было частью установлено на Кунгурском кожкомбинате. На их базе была образована фабрика лёгкой обуви, которая разместилась в бывшем помещении вечернего обувного техникума по ул. Ленина. Эти фабрики кунгуряки называли еврейскими, потому что в основном там работали евреи. Обувщики сшили 5 млн. пар кирзовых сапог для Красной Армии. Каждый пятый солдат Северо-Западного фронта был обут в кунгурские сапоги.
В январе 1942 г. в Кунгурскую промколонию эвакуировали оборудование Воронежского завода сельхозмашиностроения. В короткие сроки коллективы двух предприятий сумели установить оборудование и начать выпуск боеприпасов. 7 июля 1942 г. в Кунгур из Воронежской области прибыл эвакуированный птицекомбинат с оборудованием и рабочими. 1 декабря 1942 г. предприятие вступило в строй. С 1941 по 1944 г. в Кунгуре находилось эвакуированное Киевское танковое училище, которое разместили на территории бывшего батальонного двора. За годы войны здесь было подготовлено несколько тысяч офицеров-танкистов.
Уже в первые дни войны в Кунгуре был создан распорядительный комитет по эвакуации. Была утверждена должность инспектора по хозустройству эвакуированного населения, назначение на которую получила т. Есаве.
Первые эшелоны с эвакуированными начали прибывать уже в июле, начале августа 1941 г. Многие приезжали без вещей, документов. По составленным спискам органы милиции вместо паспортов им выдавали удостоверение личности на три месяца, по которому можно было устроиться на работу, прописаться из прифронтовой полосы в режимные места I категории, а из Ленинграда и Москвы беспрепятственно во всех местностях, кроме пограничной полосы.
Многие прибывающие были без зимней одежды, не переносили сурового уральского климата, просились уехать к родным и близким в Ташкент, Семипалатинск, Воронежскую область и другие южные города. Так гражданин Брикенштейн из г. Борислава, проживающий в Кунгуре по ул. Карла Маркса, 35, писал в заявлении, «что у него нет тёплой одежды, он не переносит холод, не может устроиться на работу, поэтому просит разрешение на выезд к родным в Ташкент».
Эвакуированные прибывали из разных регионов: Украинской ССР, Белорусской ССР, Латвийской ССР (97 семей, 118 чел), Литовской ССР, Эстонской ССР, Карело-Финской ССР – г. Иоханес, бумажный комбинат, г. Энса, г. Трамзунд. Там работали русские, евреи, белорусы. Эвакуировались рабочие Рижского судостроительного завода. В июле-августе 1941 г. 580 человек прибыли на ст. Кунгур из Киева, Чернигова и Керчи. Витебская 4-я обувная фабрика эвакуировалась в Кунгур в три этапа – 21 июля, 14 и 26 августа. Эвакуацией предприятия руководили директор фабрики А.Р. Гинзбург, технолог Г.Д. Аркович и начальник планового отдела Д.Я. Зальцберг. Всего было эвакуировано 93 семьи (271 человек). 23 июля на ст. Кунгур прибыл эшелон из Витебска в количестве 102 семей (329 человек).
Кроме этого, в Кунгур были эвакуированы работники ряда предприятий Киева (фабрики им. К. Цеткин, обувной фабрики глянцевых подошв, фабрики КИМ, обувной фабрики им. Кагановича, фабрики «Стяг индустрии», фабрики «Красный крест»), а также Московской фабрики «Красный Восток» (55 семей, 106 чел.). Часть вновь прибывших была распределена на работу в артель «Вперёд». В Кунгурской артели «Медник» работала семья греков Менеско (из 5 человек), эвакуированная из Минска.
Больше всего эвакуированных людей прибывало из Ленинграда и Ленинградской области. Это были обессиленные от голода дети и взрослые. Решением Молотовского областного Совета выделялись специальные средства для усиленного питания ленинградцев. Сразу же при встрече и разгрузке из эшелонов ленинградцев кормили горячим обедом и выдавали сухие пайки. Так, например, для встречи эшелонов с ленинградцами в июле 1942 г. было выделено крупы – 1 270 кг, масла животного – 260 кг, мяса – 400 кг, яйцо-бой – 17 000 штук, творога-брынзы – 1 350 кг, сахара – 370 кг. Из них – 270 кг крупы, 60 кг масла, 200 кг мяса, 7 000 яиц, 350 кг творога, 70 кг сахара было употреблено на питание в виде горячей пищи. Творог-брынза и сахар выдавались в виде пайка. Норма на одного ленинградца в месяц состояла из крупы (1 кг), масла животного (200 г), яйца (бой) – 10 шт., творога-брынзы (1 кг), сахара (300 г).
Остро стояла проблема и с одеждой. Прибывающие, как правило, не имели тёплых вещей. В I квартале 1942 г. Кунгурской заготконторе, Райпотребсоюзу и Дейковской артели была выделена шерсть для изготовления валенок для эвакуированного населения. В первую очередь предписывалось обеспечить ленинградцев, граждан Литовской ССР и тех, кто будет работать в санатории для туберкулёзных детей в с. Каширино. В ноябре 1942 г. было выделено более 1 000 кг шерсти для производства 240 пар валенок, 70 стелек, 2 000 носков и варежек для эвакуированных. Детским домам и интернатам отправили 305 пар обуви.
Районный торговой отдел снабжал эвакуированных промтоварами, выделив швейные изделия, трикотаж, обувь, которые должны были в первую очередь продаваться нуждающемуся эвакуированному населения по справками и спискам сельскими местными советами. Весь детский ассортимент промышленных товаров выдавался, в первую очередь, эвакуированным детским учреждениям. За IV квартал 1942 г. Молотовским Облпотребсоюзом было израсходовано шерстяной ткани на 15 тыс. руб. и шёлковой на 8 тыс. руб. для инвалидов войны и эвакуированного населения.
Из Ленинграда в Кунгур были эвакуированы профессор П.Г Бельский, его жена, педагог-дефектолог, дочь-химик, актриса Нина Резникова, пианистка, полька Г.В. Явинц, сотрудники Ленинградского концертно-лекторского Бюро пушкинского общества с режиссёром В.А. Спонковым, преподавателем Е.С. Энтиным, артистом-чтецом В.С. Кельбергом.
Эвакуированных прибывало так много, что не хватало транспорта для перевозки и размещения. Многие с детьми оставались на ст. Кунгур иногда до 10 дней. На 1 августа 1941 г., по данным Молотовского переселенческого отдела, в Кунгурский район было отправлено 2 514 чел. Не всегда удавалось найти машины, поэтому решено было задействовать гужевой транспорт из сельской местности. В августе 1942 г. каждый колхоз после сдачи сельхозпродукции (хлеба, сена) должен был заезжать на ст. Кунгур и забирать эвакуированных, следующих в их местность. Со ст. Кунгур эвакуированных развозили не только по Кунгурскому району. Так 22 июля 1941 г. в Суксунский район из Кунгура было отправлено 16 семей в количестве 52 чел. из Витебска.
Выделялись средства на оказание материальной помощи эвакуированным. Так на 1 мая 1942 г. Кунгуру было выделено 6 213 тыс. руб. В июне 1942 г. для усиленного питания ленинградцев Молотовский Облпродотдел отпустил: мяса 49 кг, масла 39 кг, яиц 1 000 штук, сыра – 19 кг. Была установлена норма на одного человека: мяса – 500 г, масла – 400 г, сыра – 100 г, яиц – 10 шт. Месячная норма продуктов в 1942 г. включала: 1 кг крупы, муки, 2 кг колбасы, 1 кг масла, 2 десятка яиц, 1 кг брынзы, 1 кг пряников, 300 г сахарного песка, 2 кг соли.
Обеспечение продуктами питания эвакуированного населения иногда вызывало и жалобы. Порой поступавшие продукты были не качественными. Так в августе 1942 г. поступила жалоба 33 рабочих алебастрового завода на Бабиной горе, им вместо положенного мяса выдали кости, а колбаса была протухшей.
Эвакуированное работоспособное население обязано было устроиться на работу. Ежемесячно подавались списки требуемых специалистов на кунгурские предприятия, и составлялись списки трудоустройства. При необходимости проводили мобилизацию среди местного и эвакуированного населения. В 1942 г. директор Ергачинского гипсового карьера Уфалейского никелевого завода Кравцов неоднократно обращался в Кунгурский Горсовет с просьбой провести мобилизацию трудового эвакуированного населения в населённых пунктах, примыкающих к заводу, для работы в карьере.
Кунгурские предприятия также запрашивали работников на свободные рабочие места, составляя списки нужных специальностей. Кунгурский горисполком в свою очередь давал направления на работу эвакуированным по этим спискам. Летом и осенью 1941 г. требовались рабочие на шпалозавод – 65 человек, машзавод – 29, кожзавод – 237, кожкомбинат – 294, «Заготскот» – 72. Также нуждались в рабочей силе алебастровый завод, горпищкомбинат, кинотеатр «Пролетарий», баня, кирпичный завод НКПС, райпищкомбинат, швейная фабрика, артель портных, артели «Вперёд», «Объединение», паровозное депо, больница, хлебокомбинат, «Заготсено». Шпалоцех Кунгурского лесотехникума просил направить 12 человек одиноких эвакуированных на «выхватку и разделку древесины». Всем предоставлялось общежитие для проживания. Кунгурская заготконтора, запросив для работы коновозчиками из числа эвакуированных, получила 13 чел. Их необходимо было обеспечить и жильём, и горячим питанием. На Кунгурском кирпичном заводе работали члены 26 семей.
Порой среди эвакуированных были люди из руководящих кадров. Так, например, из г. Лиепая прибыли инструктор ВКП(б) т. Ректин и депутат Верховного Совета СССР т. Виепре. Большинство из них были с высшим образованием, но в Кунгуре устроились простыми рабочими. Председатель Лиепаевского уездного исполкома Я.П. Ниепре работал монтёром, 2-й секретарь Лиепаевского Укома партии – каменщиком, инструктор ЦК Латвии т. Кестер – преподавателем, секретарь ЦК т. Соколовский – продавцом, 2-й секретарь ГК г. Лиепая А.А. Бушениеск – столяром.
В октябре 1942 г. в Молотовской области требовалось более 1 тыс. рабочих на различные предприятия: на строительство Молотовского кирпичного завода «Красный строитель», на Молотовский известковый завод, на Хохловский известковый карьер и алебастровый завод. Кунгурский район отправил 50 человек из числа эвакуированных малосемейных и одиночек, годных к физическому труду.
На ст. Кунгур в октябре 1942 г. прибывающие эвакуированные оставались под открытым небом. Выделенный для них (временно) гараж на 5-6 человек и три необорудованных вагона без дверей, окон, нар, света и отопления не могли решить проблему. Для решения всех этих задач Кунгурский горсовет организовал на ст. Кунгур круглосуточное дежурство представителя Исполкома. В его обязанности входило встречать эшелоны с эвакуированными, заниматься организацией санобработки, оказанием медицинской помощи нуждающимся, обеспечивать горячим питанием людей прямо на вокзале. Решено было также недалеко от ст. Кунгур открыть общежитие на 29-30 человек для эвакуированных, ожидающих отправки дальше. Были известны факты вымогательства вещей у эвакуированных и обмена по спекулятивным ценам продуктов питания.
Особое внимание уделялось детям. Уже в июле 1941 г. в Кунгур был эвакуирован дом младенца № 14. Разместили его в д. Сылва. Прибывающие распределялись на жительство как в г. Кунгур, так и в Кунгурский район. Были взяты на учёт дети до 12 лет, организован патронаж детей до 1 года и слабых детей до 3 лет. Больных обслуживали на дому, тяжёлых госпитализировали. С 1 января 1943 г. была утверждена должность районного педиатра. Колхозы обязаны были открывать сезонные ясли. Промтовары и продукты питания распределялись в первую очередь детям. Имеющиеся детские сады и ясли были отремонтированы, обеспечивались дровами, молоком, мясом и овощами из подсобных хозяйств. На 1 декабря 1942 г. из 12 686 человек эвакуированных – 6 814 были дети.
В Кунгурский район перебазировались дом ребёнка, детский дом № 14, туберкулёзный санаторий, специальный детский комбинат ВЦСПС из Москвы, который разместился в доме отдыха «Песчанка». Детей также распределяли по детским садам и яслям в городе и в районе: в с. Кыласово, Сылвенское, Каширино, Поповке, Снегирях, Ергаче, Курманаево, д. Гробово, Липово.
При каждом детском учреждении имелись свои приусадебные участки. Отношение воспитателей и детей к эвакуированным детям было очень тёплое. Их встречали в детских садах на уровне руководителей колхоза или совхоза. Местные ребята были одеты в цветные халатики. При встрече с эвакуированными детьми они пели песни, читали стихи. Многие эвакуированные дети не знали русского языка. Так, например, в детском саду совхоза «Комсомольский» находилось двое детей из Латвии. Воспитатели терпеливо повторяли слова – названия предметов, действий по-русски несколько раз. Как написано в отчёте заведующей садиком, «через 1,5 месяца дети не только уже говорили по-русски, но умели петь, плясать и читать стихи». Детские сады г. Кунгура для питания детей получали дополнительно кур, гусей, сыр, брынзу, творог. В сельских садах дополнительно выдавали молоко.
В детском комбинате ВЦСПС, что размещался в доме отдыха «Песчанка» находились дети работников ВЦСПС и ЦК Союзов из Москвы. Было открыто 5 групп для 141 ребёнка. Работали 7 воспитателей, 1 пионервожатый, 7 учителей, 13 сотрудников обслуживающего персонала. Дети и взрослые разместились в помещениях площадью 300 м2. В феврале 1942 г. расход на питание и материальное обеспечение составлял 151 215 рублей.
Прежде чем приехать в Кунгурский район, 4-й детский дом из Ленинграда в составе 128 детей был направлен в Ярославскую область. В Молотовскую область детдом эвакуируется в декабре 1941 г. уже в составе 94 детей. В июне 1942 г. в детском доме осталось 87 чел. Достигшие совершеннолетия шли работать на производство или учились в ФЗУ. В детском доме из Ленинграда были организованы различные кружки: драматический, литературный, военно-походный, оборонно-физкультурный, кружок рукоделия. Шло соревнование со 2-м Кунгурским детским домом. При детском доме имелось своё подсобное хозяйство – 2 поросёнка, 150 цыплят, 4 га земли.
В мае 1942 г. в Кунгуре и Кунгурском районе находилось 12 350 эвакуированных. Из них граждан УССР – 2 286 человек, Карело-Финской ССР – 734, Белорусской ССР – 511, Литовской ССР – 59, Латвийской ССР – 404, Эстонской ССР – 156, Молдавской ССР – 39, г. Ленинграда – 1 968, Ленинградской обл. – 2 228, Мурманской – 120, Калининской – 490, Смоленской – 122, Московской – 658, а также Тульской, Орловской, Курской, Архангельской, Ярославской, Ростовской областей, Монгольской Народной Республики, Крымской АССР. По национальному составу эвакуированные распределялись следующим образом: евреи – 2 379 человек, украинцы – 716, белорусы – 380, поляки – 53, латыши – 277, армяне – 92, карелы – 38, финны – 52, а также эстонцы, литовцы, чуваши, татары, грузины, немцы, греки, молдаване. Больше всего было русских – 8 747 человек. Поляки проживали в г. Кунгуре и на территории Кунгурского района в с. Филипповка, Кинделино, д. Курманаево, Погани, Заспалово. Трудоустроена была только 1/3 часть. Больше всего работающих было в промышленности, в сельском хозяйстве, на транспорте.
Положение эвакуированных оставалось тяжёлым и в 1943, и 1944 г. Им не хватало продуктов питания, одежды. Они, как местные жители, не имели подсобных хозяйств, хотя им выделяли участки земли для огородов. Поступало много жалоб на плохую жизнь и просьб выделить дополнительный паёк для усиленного питания. Отмечались среди эвакуированного населения и случаи заболевания дистрофией 2-й степени и смерти от дистрофии. Особенно тяжело было ленинградцам. В своих жалобах они отмечали плохое отношение к ним не только местных жителей, но и руководства сельских советов. В июне 1943 г. в Молотовский облисполком поступила жалоба ленинградцев, которые были размещены в д. Шубино Неволинского сельсовета. Женщины жаловались, что их дети хилые, голодают. Они пережили голод в Ленинграде, вынуждены голодать и здесь. Не хватало хлеба, а заработанный на трудодни выдавали в колхозе с задержкой на 6-7 дней. Норма для детей и нетрудоспособных была 299 грамм. Когда они обращались за помощью к председателю сельсовета, тот гнал их из правления и говорил: «Не мяргайте». Кроме этого, с них брали так же, как и с колхозников, 300 грамм зерна в фонд пострадавших. При этом их, голодных, разутых и раздетых, отправляли на самые трудные работы, грозя судом. Письмо подписали более 10 человек.
Реэвакуация в Кунгурском районе началась уже в 1944 г., прежде всего, для жителей Прибалтики, Ленинградской области, г. Ленинграда. Составлялись графики подачи эшелонов на ст. Кунгур для отправки на родину. Людей снабжали пропусками, сухим пайком на 12 дней по нормам, установленным для рабочих промышленности, транспорта. Запланировано было одноразовое горячее питание из 2-х блюд. Многие реэвакуировались со скотом. Везли чаще коз, реже – коров. Некоторые из эвакуированных решили остаться на постоянное место жительства на Кунгурской земле. На них составлялись списки с местом проживания. Им выделяли землю, стройматериалы для постройки домов. В 1946 г. изъявили желание остаться в Кунгурском районе и г. Кунгуре 75 семей в количестве 278 человек. В 1946 г. реэвакуация полностью закончилась.

Л.Ю. Елтышева,зав. отдела истории Кунгурского музея-заповедника

Школа № 11. 1957 г.

 

Кунгурская трудовая коммуна УНКВД Свердл. обл.

 

Первая фронтовая бригада Кунгурского кожкомбината, в центре - бригадир Валентина Шершнева

Лобанов Юрий, Сапожников Виктор, Мушкалов Александр, Стрелков Юрий, Галкин Михаил - рабочие Кунгурского машиностроительного завода

 

А.И. Лузганов - кузнец машиностроительного завода

Новости

Оцените, пожалуйста, нашу услугу по предоставлению музейного обслуживания

на сайте оценки качества муниципальных услуг в Пермском крае:

http://kontroluslug.permkrai.ru/

Для выставления оценки вам нужно обязательно зарегистрироваться на сайте.

 

Страничка Кунгурского

музея-заповедника https://vk.com/club48335070

 

22-25 апреля 2021 года в городе Кунгуре Пермского края состоится
ХIII МЕЖДУНАРОДНЫЙ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ФОРУМ
«ГРИБУШИНСКИЕ ЧТЕНИЯ. КУНГУРСКИЙ ДИАЛОГ»

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙНЫЙ КОЛЛОКВИУМ В КУНГУРЕ

ПОРЯДОК РАБОТЫ


 

Уважаемые посетители, в связи с переездом Художественный музей посетителей не принимает!

Заявки на выездные лекции и мастер-классы принимаются по телефону 2-23-19!

 

Музей истории купечества приглашает всех на новую выставку

«Мир российской упаковки»!

 

9 апреля Музей-заповедник работает до 15-00!

 

Краеведческий музей приглашает всех на новую выставку «Поехали!»,

посвящённую 60-летию первого полёта человека в космос.

 

29 и 30 марта Музеи не работают!

 

В дни школьных каникул Музей-заповедник работает

БЕЗ ВЫХОДНЫХ с 10-00 до 17-00!

Кассы работают до 16-30!

 

В Музее истории купечества работает новая выставка «Самовары, самоварчики».

 

К юбилею первого полёта человека в космос в Краеведческом музее начала работать новая выставка

«Они были первыми».

 

8 марта Кунгурский музей-заповедник не работает!

 

4 марта Краеведческий музей и Музей истории купечества работают с 12-00 до 17-00.

Кассы работают до 16-30.

 

20 и 21 февраля Музеи будут работать с 10-00 до 17-00, кассы - до 16-30;

22 и 23 февраля Музеи будут работать с 10-00 до 16-00, кассы - до 15-30;

24 февраля - выходной!

 

Кунгурский музей-заповедник продолжает приём заявок на выездные лекции

и тематические музейные экскурсии!

 

В Музее истории купечества работает новая выставка «Кунгур архитектурный».

 

Краеведческий музей приглашает посетить новую выставку «Бабочки. В ожидании лета»!

 

Художественный музей представляет вашему вниманию выставку

«Праздничная капель» с подборкой советских и российских открыток к
8 марта!

 

5 февраля в Художественном музее открывается выставка «Радуга цвета».
Открытие выставки состоится в 16:00, вход свободный!

 

Краеведческий музей приглашает на новую выставку «Коты, штиблеты, башмаки…»!

 

Краеведческий музей приглашает всех на выставку «Столовая для птиц»!

 

Художественный музей приглашает всех на выставку «Новые поступления коллекции «Керамика»!

 

Музей истории купечества приглашает всех на новые выставки:

«Чай и Новый Год» и «Новогодние традиции»!

 

Предлагаем Вам перевод на английский язык нескольких частей книги С.М. Мушкалова «Грибушины» (часть 2, 6 и 11).

Обращаем Ваше внимание на то, что нумерация страниц в тексте перевода и тексте книги

не совпадает и некоторые главы переведены не целиком.

АРХИВ НОВОСТЕЙ

 

 
   Copyright ©
    Издательство «Маматов»
Тел./факс (34 271) 2-44-67
E-mail:kungurmuseum@mail.ru
Адрес: Пермский край, г. Кунгур, ул. Октябрьская, 21